Меню Содержимое
Главная arrow История Евразии arrow Монгольская империя как универсальное государство
Монгольская империя как универсальное государство

Олег Лушников, 1997 г.

Вплоть до настоящего времени между Западниками и Востоковедами существует определенный разрыв. У каждой исторической отрасли своя терминология, своя проблемность и как следствие обе они автономны. В связи с этим необходима выработка сходных методов, сходных понятий. Особенно нужны типологические анализы, т.к. они позволяют уйти от эмпирического материала и конкретики уже изученной ранее. Сейчас необходимо усиление теоретической стороны дела. В этом направлении много сделано таким выдающимся историком, как Тойнби. Его концепция «Универсального государства» хорошо отработана им как на Западном, так и на Восточном материале.

Универсальное государство мыслилось всеми, как всемирное, единое политическое и экономическое пространство, обладающее сильной центральной властью, заботящейся о процветании страны и её населении, имеющее профессиональную высокобоеспособную армию, дабы обеспечить безопасность от внешней угрозы,развитые производство, торговлю, коммуникации, систему образования и культуру, а также как общество, в котором процветает свобода вероисповедания и всеобщее равенство перед законом, внутренний мир и порядок.

В соответствии с уровнем цивилизации, в среде которой вновь рождалась эта идея, создавались и структура, базис и форма универсального государства. В Средние века оно базировалась на религиозной и феодальной основе, и основной формой универсального государства тогда являлась средневековая империя.

Несмотря на претензии многих государств на «Мировое Господство», в основном, вплоть до Нового времени, их размеры не превышали территории определённого региона, какой-то части  материка. Единственным исключением из мировой истории является Великая Монгольская империя. В период доиндустриальных  цивилизаций это государство распространилось на 85% освоенных к тому времени территорий огромного материка Евразии. В связи с этим было бы интересно  рассмотреть более подробно её структуру, проанализировать, насколько она соответствовала идее универсального государства.

Прежде всего, есть необходимость разрушить такой стереотип бытового сознания, как то, что монгольская империя была «тюрьмой народов», тиранией, аморфным и хаотическим образованием, где все держалось на терроре кочевников.

Напомним, что монголов к началу ХIII века было всего около 750 тысяч человек, и конечно, с такими силами завоевать огромные пространства и покорить почти 120 миллионов человек, да еще и удерживать это в течение нескольких столетий на военной силе, политике принуждения,  тирании просто невозможно. А, следовательно, существовали естественные причины экономического, культурного, религиозного характера, которые вели народы и регионы Евразии к потребности объединения, сосуществования в едином государстве. И монголы выступили лишь необходимым революционным (т.е. позволившим смести старые препоны) и цементирующим фактором в новом государственном образовании.

Теперь хотелось бы перейти непосредственно к анализу.

Типологически Великую Монгольскую империю можно охарактеризовать по следующим критериям.

  • По временно-цивилизационному - как средневековое государство  Евразийского типа, с многоукладной экономикой, сочетающей формы осёдлого и кочевого ведения хозяйства.
  • По территориальному – как континентальную империю с элементами неформальной, т.е. с зависимыми и союзническими территориями. Как то – Русские княжества, Сербия, Болгария, Индонезийские княжества, Киликийская Армения и Византия.
  • По национальному ядру – как государство с низкой степенью тяжести национального ядра (титульная нация – монголы, составляли меньше 1% населения империи).
  • Фактор освоения захваченных территорий связан с предыдущим и, следовательно, степень освоения территорий тоже была не высока. Т.к. переселенческие группы в Китае, Иране, Средней Азии и Поволжье составляли небольшое количество населения, а подавляющее большинство оставалось в самой Монголии. Наиболее освоены были близлежащие Джунгария и Семиречье.

Критерии режима и внутреннего устройства хотелось бы рассмотреть в Структурной характеристике.

Структурная характеристика империи, как известно, формируется из характеристики формы правления, системы государственного аппарата, степени федеративности, а также национальной, экономической и культурной политики.

  • По форме правления -  это «кочевая демократия», т.е. сочетание верховной власти императора - чингизида и весомой роли «Великого курултая», который созывался для принятия важнейших решений, и в частности выбирал самого императора. Также был фактор «Великой Ясы», законы которой не мог нарушать сам император.
  • Система государственного управления отличалась четкостью структуры. На вершине всего находился «Джуншушен» - Великий императорский секретариат, возглавляемый канцлером. Он включал в себя 9 ведомств отвечавших за управление различными сферами деятельности империи и делился на 2 отделения – Восточное и Западное, что помогало лучше управлять государством таких размеров. Существовало также разделение властей. Административная, военная и судебная власти не зависели друг от друга.
  • В устройстве ВМИ была известная доля федеративности. Административно она делилась на 6 улусов и особые территории центрального подчинения. Федерализм в улусной политике выражался в самостоятельности улусов в налоговой  и культурной политике. Но естественно в том случае если они не противоречили основным общеимперским законам и принципам. А также в сосуществовании «Великой Ясы» и местных законодательных систем, таких как Шариат, правила Конфуция и др. Яса касалась лишь общегосударственных вопросов и служила для разрешения споров между представителями различных культурных традиций.
  • Национальная, экономическая и культурная политика была направлена на дальнейшую интеграцию Евразийского государства. Но сохранялось культурное своеобразие регионов, выражавшееся в национально-языковой автономии и политике уважения всех вероисповеданий.

Внутриимперская интеграционная политика выражалась в открытости   государственных структур для карьеры независимо от национальной принадлежности. Как в армии, так и в администрации можно было дослужиться до самых высоких постов (министров, наместников и даже канцлера).

Экономическая политика ВМИ способствовала строительству городов, развитию ремесел, расширению торговли и увеличению ее товарооборота, открытию и обустройству торговых путей. Кроме этого реализовывались грандиозные проекты хозяйственного значения, такие как Хуанхэ - Янцзинский Великий канал, оросительные системы в Иране, Средней Азии и Китае. Что к слову было характерно для всех империй.   

Существовала также гибкая налоговая политика, проводившаяся с учетом специфики регионов и предоставлявшая льготы целым группам населения (церковь, ремесленники, чиновники, люди получившие образование, «тарханы»).

Проводились и различные социальные программы. Как то открытие сети государственных хлебных магазинов, особенно нужных в степных районах; помощь обедневшим слоям населения скотом, семенами, сельхозинвентарем; а так же впервые в истории выплата пенсий воинам и пособий семьям погибших.

Культурная политика была направлена на создание образованного слоя среди подданных ВМИ. Государство строило и содержало школы, училища и академии. Учиться в них могли все без национальных ограничений. А получившие образование освобождались от налогов, и им предоставлялась работа в государственном аппарате. Кроме этого открывались научные учреждения, имперские и улусные «Академии истории и литературы».

Важнейшим элементом культурной политики была ее надконфессиональность. Поощрялось сосуществование всех религий, выделялись крупные пожертвования на строительство храмов. Все служители культа освобождались от налогов. А власти следили за предотвращением национально-религиозных конфликтов в Улусах.

Таким образом, рассмотренная нами структура ВМИ по многим признакам имела зачатки универсального государства. Но было ли это сознательное построение универсальной державы? Согласно имеющимся источникам и логическому ходу событий, ни Чингисхан, ни его потомки  и не ставили себе таких целей. Но все их мероприятия были лишь естественной реакцией на проблемы, которые перед ними возникали, в связи с управлением таким огромным государством. А слабость национального ядра, компенсировалась развитыми федеративными началами и гибкостью национальной, экономической и культурной политики.

Следовательно, можно заключить, что уже в далеком XIII веке были найдены разумные подходы к государственному устройству и государственной политике, для поддержания единства, спокойствия, экономического и культурного развития многонационального и поликонфессионального государства. Причем, некоторые принципы, заложенные еще Чингисханом (этнокультурная автономия регионов, надконфессиональность и наднациональность государственной политики), актуальны и по сей день.   

 

 
Рассказать друзьям:
  • Опубликовать в своем блоге livejournal.com
  • Добавить в свой блог на ЛиРу (Liveinternet)
  • Поделиться ВКонтакте
  • Поделиться ссылкой в FaceBook
  • Добавить в Мой Мир
  • Поделиться ссылкой на Я.ру
  • Добавить в Google Buzz
  • Добавить в Пикабу
  • Добавить в Twitter
astrogloba-ural.ru
« Пред.   След. »